ФГБУ "Национальный медицинский
исследовательский центр радиологии"
Министерства здравоохранения РФ
Новости НМИЦ радиологии

Мужчина и рак. Интервью Дмитрия Рощина

О современных методах лечения онкологических заболеваний в урологии рассказывает заведующий отделом онкоурологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина - филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, к.м.н., Дмитрий Александрович Рощин

-Дмитрий Александрович, какие заболевания относятся к онкоурологическим?

- Злокачественные новообразования почки, мочеточника, мочевого пузыря, предстательной железы, уретры, полового члена и яичек. Также часто онкоурологи производят хирургический этап лечения рака надпочечников.

- Рак предстательной железы – одна из самых массовых локализаций онкологических заболеваний у мужчин. Можно ли выявить раковую опухоль в простате на ранних стадиях?

- Да, действительно, рак простаты – одно из наиболее часто встречающихся онкологических заболеваний. Примерно каждый десятый мужчина пожилого возраста поражен данным недугом. Если еще 15-20 лет назад нашими пациентами становились больные раком III-IV стадии, то есть с очень запущенными стадиями болезни, то сейчас ситуация изменилась к лучшему благодаря внедрению программ по раннему выявлению этого заболевания. Прежде всего, вперед шагнула лабораторная диагностика, основанная на выявлении простатспецифического антигена (ПСА) в крови. При повышении его уровня, а также при подозрении на опухоль по данным УЗИ простаты или при пальцевом ректальном исследовании больному выполняется биопсия предстательной железы – инвазивное исследование, которое производится под местной анестезией и под контролем УЗИ. Процедура подразумевает выполнение нескольких проколов (пункций) предстательной железы и большинством пациентов переносится удовлетворительно.

- Возможности диагностические возросли, качество диагностики улучшились. А сами пациенты как-то изменились за это время?

- Вы знаете, да! Многие люди, приходящие на прием, уже во многом теоритически подготовлены. Они много читают о своем недуге, в том числе хорошую научно-популярную литературу. Таким образом, пациенты – это полноправные участники лечебно-диагностического процесса. Многие решения врач принимает совместно с пациентом, к тому же тот дает письменное согласие на все процедуры, которые с ним будут производиться, в том числе инвазивные. А чтобы принять на себя ответственность, нужно хотя бы приблизительно понимать, что с тобой будут делать, зачем это нужно, существуют ли какие-то риски и превышает ли их польза предстоящего исследования. Сейчас пациент и врач – в первую очередь партнеры, имеющие общую задачу – победить рак. И мы добиваемся хороших результатов. С гордостью могу добавить, что для этого у нас есть все необходимое для полноценного качественного лечения на уровне ведущих европейских клиник.

- А как изменились подходы к лечению рака простаты?

- Сейчас мы стремимся к малоинвазивным технологиям. В ведущих урологических клиниках (и в нашей в том числе) широко внедряется лапароскопическая (без большого разреза) хирургия. Мы оперируем с помощью тонких инструментов под контролем видеокамеры, но объем операции такой, как и при классической операции, с большим разрезом. Современная онкоурология стала, если так можно выразиться, человечнее. Мы стараемся сохранить и сексуальную, и мочевыделительную функции организма, обеспечить мужчине приемлемое качество жизни после операции.

- Недержание мочи после операции очень пугает пациентов. Как часто оно встречается после таких операций?

- Недержание мочи происходит всего у нескольких процентов больных. В нашей клинике устанавливается специальные урологические петли (мужской слинг), чтобы справится с данным осложнением и улучшить качество жизни.

- Насколько эти технологии доступны?

- Доступны всем гражданам страны! Многие вмешательства квотируются в рамках оказания высокотехнологической медицинской помощи. Достаточно обратиться в клинику для консультации, и мы выписываем направление на квоту. Стоит отдельно отметить оперативную работу целого штата специалистов, занимающихся оформлением документации на этапе госпитализации. Это позволяет избежать бумажной волокиты. Подумайте сами, у человека онкология, горе, а ему приходится сталкиваться со множеством бюрократических проблем. В нашей клинике мы стараемся отгородить от этого человека по максимуму.

- Вы с самом начале интервью упомянули, что к сфере онкологии относится и рак мочевого пузыря. Как он выявляется?

- Рак мочевого пузыря – это опухоль, которая развивается из слизистой мочевого пузыря. По мере прогрессирования она прорастает в мышечную стенку органа, а затем в окружающие ткани. Первым симптомом является, как правило, наличие примеси крови в моче. Первый метод, позволяющий выявить опухоль мочевого пузыря, это УЗИ. Для уточнения необходимо провести осмотр мочевого пузыря изнутри с помощью эндоскопического оборудования. Данное исследование – не из приятных, поэтому его лучше проводить под наркозом.

- При раке мочевого пузыря обязательно удаляется этот орган?

- Наоборот, в большинстве случаев мочевой пузырь удается сохранить. Это во многом зависит от стадии опухолевого процесса и возможностей клиники, включая класс специалистов, которые в ней работают. В настоящее время мы, например, проводим трансуретральную резекцию опухоли, а для закрепления результата – внутрипузырную химиотерапию. В отличие от системной химиотерапии, когда лекарственное вещество вводится в вену, при внутрипузырной химиотерапии химиопрепарат по тонкой трубочке (катетеру) вводится в мочевой пузырь. Препарат, действуя на слизистую пузыря, снижает вероятность повторения заболевания (рецидива). И при этом, что важно, минимально системное побочное влияние химиотерапии на организм пациента.

- А если пациент попал к вам на запущенной стадии онкологического процесса и требуется все-таки удалить мочевой пузырь, то как потом обеспечивается отток мочи?

- Выкраивается часть тонкой кишки, в которой формируется новый мочевой пузырь, к нему подшиваются мочеиспускательный канал и мочеточники. Человек после такой операции может осуществлять самостоятельное мочеиспускание.

- При раке почки первым симптомом тоже является примесь крови в моче?

- По мере развития диагностики, прежде всего ультразвуковых аппаратов, все больше и больше опухолей выявляется на первой стадии. Пациент приходит, например, к кардиологу, который отправляет его на УЗИ. При исследовании случайная находка – опухоль 3 см. Это сейчас распространенная история.

- Такую опухоль тоже можно удалить без разреза?

- Такую опухоль обязательно надо удалять лапароскопически. Через несколько дней пациент самостоятельно уходит домой. На передней брюшной стенке остается несколько малозаметных рубцов.

- Сколько пациентов может принять ваше отделение? Какими диагностическими возможностями оно располагает?

- Отделение рассчитано на 25 коек, они никогда не пустуют. Работаем на полную мощность. Человек, обратившийся к нам, может быть твердо уверен, что без помощи он не останется. Налажено трехразовое питание с учетом индивидуальных диетических рекомендаций, пациенты лежат в двухместных палатах, сдвоенных в боксы. В каждом боксе есть отдельный душ, туалет. Есть отдельная одноместная палата для тяжелых пациентов. Но, конечно, самое главное – это какими диагностическими и хирургическими возможностями располагает клиника. У нас можно сдать широкий спектр анализов: анализы крови, мочи, исследование уровня гормонов, онкомаркеров. Есть кабинет УЗИ, рентгенологический кабинет, кабинет компьютерной томографии. Также выполняется динамическая нефросцинтиграфия, есть возможность провести исследования, направленные на оценку функции мочеиспускания, комплексное уродинамическое исследование, урофлоуметрию. Также можно пройти иммунофенотипирование – достаточно редкое исследование. Можно принести на консультацию гистологические стекла с образцами взятых материалов. Мы рады помочь пациентам.

 

Редакция сайта ФГБУ «НМИЦ радиологии»

Минздрава России


ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ
good_ref-8.png